Главные новости, Книги

Стрыга

0 199

Впервые на русском языке! Малдер и Скалли отправляются в лесную глушь штата Пенсильвания для расследования очередного секретного материала. Им предстоит раскрыть дело, в котором далеко не всё так просто, как кажется на первый взгляд.

Истина как всегда где-то рядом, но Малдер и Скалли обязательно ее обнаружат в рассказе «Стрыга», который входит в официальную антологию «Секретные материалы: Тайные намерения» (The X-Files: Secret Agendas).

Автор: Лорен А. Форри

Перевод: sicksadperson

Скачать рассказ:


Летний лагерь «Грейт Хайтс»

Горы Поконо, Пенсильвания

29 апреля 1994 года

01:37

Дрожащей рукой он поднёс зажатую в кулаке малярную кисть к деревянной стене. Хлопнула дверь, и Пол вздрогнул; кисть упала к его ногам. Всего лишь ветер. Дверь продолжала постукивать, пока Пол выводил последнюю букву. Закончив, он взвалил на спину тяжёлый походный рюкзак и выбежал из столовой навстречу грозе. Блёклые оранжевые пятна света от редких фонарей лишь подчёркивали безлунность ночи. Остановившись на крыльце, Пол пристально вгляделся в темнеющие деревья, прислушиваясь к шорохам, но кроме ветра и дождя не услышал ничего. Он спрыгнул с крыльца и припустил, что было мочи. Под его ногами поскрипывал кирпично-красный гравий просёлочной дороги; по ней до шоссе было каких-то три мили. Постепенно огни лагеря позади него поглотила темнота, к которой его глаза пока ещё не привыкли. Нести увесистый рюкзак оказалось тяжело: в груди жгло от нехватки воздуха, и с каждым выходом он вырывался из лёгких всё с большим шумом. Из-за этого, а также из-за отвратительной погоды, Пол не сразу заметил, что рядом с ним бежит кто-то ещё — пока случайно не повернул голову и не встретился с парой горящих во мраке глаз. Он издал душераздирающий вопль, когда пасть с двумя рядами зубов сомкнулась на его шее, и существо утащило его в лес.


— А это наша столовая. Зимой мы её полностью отремонтировали, — гордо улыбнулся своим новым вожатым директор лагеря Джо. Он довольно окинул взглядом залитый ярким солнцем Большой Луг, всё ещё мокрая зелёная трава которого переливалась под лучами. Но поднятая рука юной леди в кудряшках помешала и дальше любоваться природой.

 — Эм-м… Мистер Джо, это что, кровь? — Она показала пальцем на красную лужу на крыльце. Остальные сотрудники переглянулись и зашептались.

 — Что за чушь, Кристин? Это же просто… просто… — В углу он заметил жестяную банку из-под краски и поднял её с пола. — Вот оно что. Видишь? Никто не покалечен. Разве только окружающая среда, — хохотнул он, но никто вместе с ним не засмеялся. — Я уберу это отсюда. — Джо занёс банку в столовую.

Буквы на стене он увидел сразу, как зашёл, одновременно с истошными криками Кристин снаружи.

«СТРЫГА».


В крошечном душном офисе Бюро Скалли сидела, скрестив лодыжки, пока куратор просматривал её досье. Наконец, он кивнул и подписал прикреплённый сверху бланк.

 — Добро пожаловать обратно, агент Скалли.

Выйдя из офиса, она тут же направилась вниз по лестнице в самые глубины штаб-квартиры ФБР. И едва она показалась в дверях офиса Малдера, тот тут же бросил ей в руки жёлтую папку.

 — Стрыга.

 — Будь здоров, — не растерялась она.

Малдер закатал рукава рубашки и подготовил проектор.

 — Это демон из славянской мифологии. Обычно, стрыга — это женщина, которая рождается с двумя сердцами, двумя рядами зубов и двумя душами. Как только её вычисляли, то изгоняли из деревни, и стрыги умирали молодыми. Однако, в загробный мир уходила только одна её душа. Вторая возвращалась в виде монстра, который пил кровь и пожирал внутренности неосторожных лесных путников. Чтобы убить стрыгу, нужно было отрубить трупу голову и похоронить её подальше от тела.

 — И что же явилось причиной такой увлекательной лекции этим прекрасным утром понедельника?

 — Думал, ты так и не спросишь. Приглуши-ка свет. — Малдер запустил проектор. На экране появилось слово «стрыга», выведенное краской на деревянных досках. — Это было написано на стене столовой летнего лагеря для трудных подростков «Грейт Хайтс», что находится неподалёку от Питстона, Пенсильвания. Сотрудники лагеря увидели её за считанные секунды до того, как обнаружили тело автора. — Он поменял слайды. Иссохший труп мужчины свешивался с дерева, а рядом в ветках застрял растерзанный рюкзак. — Это Пол Лем. Его работодатель опознал парнишку лишь по татуировке на правом плече. Он гражданин Польши и приехал на лето работать вожатым в лагерь по программе обмена для студентов.

Скалли внимательно осмотрела длинные, глубокие порезы на теле жертвы.

 — Похоже, его растерзали зубами.

Малдер облокотился на проектор.

 — Согласен, вот только кто? И Лем не первый подобный случай в лагере. Два года назад вожатая из Южной Кореи, Хун Юн Чан, пропала спустя всего несколько часов после того, как пожаловалась директору лагеря на «пугающие» звуки, доносящиеся из леса. Три дня спустя её останки обнаружили разбросанными вдоль лесной тропинки почти на милю.

 — И что показало расследование?

 — Дело так и не раскрыли. Характер травм, также как и у Лема, не совпадает ни с одним известным животным, обитающим в округе. Подозреваемых полиция тоже не нашла. И дело Лема сейчас практически идентично делу двухлетней давности, кроме одной малюсенькой детали. Взгляни на страницу четыре.

Скалли открыла досье на нужной странице.

 — Экспертиза тела жертвы выявила отколотый зуб в одной из ран. Судмедэксперт не смог определить, принадлежит ли клык человеку или животному. Тест ДНК также не дал убедительного ответа на этот вопрос. — Скалли подняла бровь. — И поэтому ты решил, что причиной смертей Лема и Чан является славянский демон?

 — Горы Поконо не славятся мифическими существами; разве только пару раз там видели снежного человека. Так как никаких зубов на теле Чан обнаружено не было, никто не удосужился проверить, было ли на ней чужеродное ДНК — к примеру, слюна или другие телесные жидкости. К сожалению, её останки были возвращены в Южную Корею, и Бюро не одобрит мой запрос слетать через полмира, чтобы эксгумировать тело. Зато мне выдали разрешение на посещение экзотического Питстона. Я вылетаю после обеда. — Малдер снял со спинки стула свой пиджак.

 — Ты хотел сказать, мы вылетаем. — Она захлопнула папку. — С сегодняшнего дня меня вновь допустили к оперативной работе.

Одной рукой в пиджаке, Малдер замер.

 — Вот как?

 — «Вот как»? — Скалли сложила руки на груди и недовольно на него посмотрела. — Думала, ты порадуешься за меня.

 — Я рад. Просто… этот лагерь находится посреди леса.

 — И что? У меня внезапно развилась хилофобия?

 — Нет. Разве не будет лучше начать с чего-нибудь, вроде старого доброго убийства в большом городе? Чтобы постепенно вернуться к делам?

 — Хотела бы тебе напомнить, что для тебя это тоже первое выездное расследование после того, что случилось в штате Вашингтон. — Скалли положила папку с материалами по делу Лема на захламлённый стол Малдера. — Я иду домой собирать вещи, Малдер. Лучше бы тебе позаботиться, чтобы у меня тоже был билет на этот самолёт, когда я вернусь.

С этими словами она поспешила покинуть подвальный офис, чтобы не рассердиться на напарника ещё сильнее.


Покрытые деревьями холмы и захудалые фермы простирались по обе стороны от магистрали, ведущей из международного аэропорта Гаррисберга в лагерь «Грэйт Хайтс». Время от времени за окнами мелькали стоянки для грузовиков и видеопрокаты для взрослых. Моросил дождь, увязавшийся ещё с Вашингтона, но и он постепенно затихал, а на пасмурном небе кое-где появились вкрапления голубизны. Скалли просматривала отчёт патологоанатома о смерти Лема, пока Малдер сидел за рулём их арендованного грязно-бежевого «Форда-Таурус». Лагерь располагался в пяти милях от шоссе по петляющей по лесу дороге, съезд на которую можно было легко пропустить. Лишь небольшой деревянный указатель с нарисованным орлом и белой стрелкой указывал направление. Едва они съехали на ухабистую, кирпично-красную просёлочную дорогу, внимание Малдера привлекли высокие, но слишком тонкоствольные деревья, растущие вдоль дороги.

 — Этим деревьям явно не семьсот лет, — заметила Скалли. — Не думаю, что нам следует волноваться о… Малдер!

Он резко ударил по тормозам. Посреди дороги стоял олень. На его покрытом шерстью боку были отчётливо видны шесть глубоких параллельных друг другу порезов с запёкшейся кровью вокруг. Несколько секунд животное смотрело на них своими чёрными глазами, а затем стремительно скрылось в лесу.

 — Здесь точно происходит что-то неладное. — Малдер завёл машину, и она вновь покатилась по гравию.

 — Но не настолько, чтобы можно было приписать это славянскому демону.

Три мили спустя впереди показались деревянные домики лагеря. Дорога пошла в гору между двух покрытых зеленью футбольных полей и привела к небольшой парковке у большого деревянного здания. Малдер узнал столовую с фото места преступления: одноэтажная бревенчатая постройка со ступеньками, ведущими на довольно просторное крыльцо. Администрация лагеря располагалась в стоящем в двадцати ярдах отсоединенном домике на колёсах, к которому было пристроено крыльцо поменьше. Парковку, как и всю территорию лагеря, обрамляли деревья, и хотя на дворе стояла поздняя весна, редкие листья усыпали их ветви. Вообще, по мнению Малдера, все растения в округе казались больными или недоразвитыми.

 — А вот и наш директор, — пробормотал Малдер, отстёгивая ремень безопасности.

Высокий, подтянутый мужчина в кепке бейсбольной команды «Филис» показался из офиса администрации. Его голубые джинсы и застёгнутую на все пуговицы рубашку покрывали пятна пыли такого же ржавого оттенка, что и дорогу. Он улыбнулся и приветственно помахал рукой выходящим из машины Малдеру и Скалли.

 — Здравствуйте! Должно быть, это вы из ФБР?

 — Всё верно. Я специальный агент Фокс Малдер, а это моя напарница, специальный агент Дана Скалли.

 — Директор лагеря Джо Робертс.

Они обменялись рукопожатиями. Глядя на кепку Джо, Малдер кивнул.

 — Жаль ваших «Филис». В прошлом сезоне им явно не повезло — одни проигрыши.

 — Что поделать? — вздохнул Джо. — Как говорится, всегда есть следующий сезон. Знаете, я рад, что вы смогли приехать. Лагерь должен открыться через пару недель, но дело — дрянь. Из местных никто не хочет возвращаться на работу, а те сотрудники, что приехали из других стран по программе обмена, засели в отелях в Скрентоне и Дэнморе, где пытаются подыскать себе другую работу на лето. Если бы вы доказали, что в лесу ничего такого нет, это бы их успокоило.

 — Получается, сами вы не считаете, что что-то срывается в лесу? — уточнила Скалли.

 — Я живу здесь постоянно с тех пор, как лагерь открылся десять лет назад. Моя квартирка на втором этаже главного здания. — Он махнул рукой, показывая через поле. — Я вообще почти никуда не уезжаю отсюда. Если бы там что-то и было, я бы первый заметил.

 — Что, по-вашему, убило Пола Лема? — поинтересовался Малдер.

 — Честно? Плохие люди, творящие плохие дела. У нас в горах всякий народ встречается. Я здесь родился и вырос, так что знаю, о чём говорю.

 — Считаете, именно это и случилось с Хун Юн Чан?

Джо провёл ладонью по затылку.

 — Может быть. Эти леса напугали девчонку, едва она сошла с самолёта. Представьте, каково это: прожить всю жизнь у себя в Сеуле, а затем оказаться здесь.

 — Сможете показать нам, где нашли тело Пола? — спросила Скалли.

 — Без проблем. — Он провёл их мимо столовой и повернул на широкую тропу. У заднего входа столовой Скалли заметила небольшую постройку, похожую на сарай, которая была закрыта на висячий металлический замок.

 — Что там хранится? — Показала она на сарай.

Джо почесал голову, немного сдвинув кепку, и Малдер отметил преждевременно поредевшую шевелюру.

 — Это? Да просто мусорка. Мне всего одного раза хватило проснуться от вони гнилых остатков еды, раскиданных по всей спортивной площадке, чтобы додуматься, что сюда нужен замок, и понадёжнее. Вот тут. Вот дерево, на котором Пол… — Он запнулся и не смог договорить до конца. Скалли пошла поближе осмотреть место преступления, а Малдер остался стоять с директором.

 — Какие животные водятся в этих лесах?

 — Обычные виды для Пенсильвании: еноты, белки, бурундуки. Много оленей и кроликов.

 — А как насчёт тех, что могут покусать?

 — Водятся гадюки, но они, как правило, предпочитают не показываться на глаза. Лисы и редкие койоты. Североамериканские медведи, возможно, крупнейшие местные хищники, но я никогда не встречал их вблизи лагеря.

 — На пути сюда нам встретился раненый олень, — вернулась Скалли. — Кто, по-вашему, мог его ранить?

 — Койот — это первое, что приходит на ум. Я вас уверяю: в этих лесах нет кровожадных животных-убийц. По крайней мере таких, что могли бы затащить человека на дерево. Охотничий департамент уже присылал сюда людей, и они не обнаружили ничего необычного.

— А что за страшилки вы обычно рассказываете вечерами у костра? — вступил Малдер. — Какие-нибудь местные легенды?

 — Ну, вожатые каждый год придумывают что-то новенькое, чтобы попугать ребятишек. Например, рассказывали про Человека-с-лопатой. Будто это ветеринар, который после Вьетнама ходит с лопатой вместо руки и забивает ею насмерть людей, который поют церковные гимны. Или про Арбузного Мальчика. Вся его семья погибла в пожаре, когда ему было пять. С тех пор он скитается по лесу, а когда ему хочется общения, тайком увязывается за теми, кто пошёл в поход, крадёт у них арбузы, а арбузные корки развешивает на деревьях.

Пока он говорил, со стороны поля показался чёрный седан, из-под колёс которого клубами поднималась дорожная пыль.

  — Извините, мне нужно идти.

 — Вы не против, если мы здесь немного прогуляемся? — спросил Малдер.

 — Конечно. Держите. — Джо достал из кармана свёрнутый лист бумаги. — Карта лагеря. И я могу разместить вас в домиках, если вам нужно остаться на ночь.

 — Думаю, это лишнее, — поспешил с ответом Малдер.

Джо пожал плечами и трусцой направился к приближающейся машине. Скалли повернулась к Малдеру.

 — Может, и не лишнее, — возразила она, когда Джо оказался достаточно далеко, чтобы разобрать её слова. — Особенно если мы хотим поймать это существо, чем бы оно ни было.

 — Кто сказал, что нам это по силам? В этих лесах могут твориться такие странные дела… Никогда не задумывалась, почему слово «Пенсильвания» звучит так похоже на «Трансильванию»?

 — Потому что «сильвания» произошло от латинского «silva», что означает «лес». Который, между прочим. — Она забрала из рук Малдера карту, — нам следует осмотреть прямо сейчас.


Скалли и Малдер прогулялись до отмеченной на карте «хижины старика Иосии» — места, где три года назад было найдено большинство остатков тела Чан. Тишина наполняла безмятежный лес; вечерело. Тощие белки шныряли по прошлогодним листьям, а невидимые глазу птицы чирикали с деревьев. Несмотря на нынешнее время года, в воздухе витал стойкий запах осени.

Вдруг Скалли остановилась, взглянула на карту, а затем перевела взгляд на окружавшие их деревья.

 — Малдер, а как называется эта тропа?

 — Берёзовая.

 — Ничего странного не замечаешь?

Они оба остановились.

 — А где хоть одна берёза?

В нескольких футах от тропинки Скалли заметила тонкие пеньки и решила ближе их осмотреть. Малдер не отставал.

 — Они все были срублены, — сказала она, склонившись к сырой земле. По всей поляне торчали многочисленные пеньки, словно колышки на доске для игры в криббидж. — Причём, срублены недавно. Смотри, даже опилки остались. Зачем спиливать столько здоровых деревьев?

 — Может, они были не совсем здоровыми? — предположил Малдер, отодвинув пальцами листву у основания пня. — Гляди, какой трухлявый. И в годовых кольцах провалы. Эти деревья будто гнили изнутри.

 — Вероятно, они чем-то заразились.

 — Но дело не только в берёзах, не так ли? Всё вокруг кажется больным. Сейчас разгар весны, а тут всё такое блёклое, не хватает яркости. — Он махнул рукой в сторону. — Глядя на деревья кажется, будто они выживают из последних сил. Трава и кустарники сухие и увядшие.

Скалли поднялась с колен и отряхнулась.

 — На ветках даже почек нет. Это может быть результатом загрязнения. Например, в реку слили какие-нибудь химикаты, которые загрязнили прилегающие территории.

 — Отличное место, чтобы отправить на лето детей, скажи? Может, старик Иосия расскажет нам больше. — Малдер указал на бревенчатую постройку неподалёку. — Посмотрим, угостит ли он нас наливкой и стейком из оленины.

Когда они подошли ближе, стало очевидно, что в домике никто не живёт: окна были давно выбиты, крыша просела, а на вершине покосившейся кирпичной трубы птицы устроили гнездо. Скалли прошла несколько шагов одна, прежде чем заметила, что Малдер остановился. Он внимательно осматривал землю вокруг себя.

 — Что такое?

 — Ничего. Ты иди. Я хочу кое-что проверить.

Малдер остановился на границе, где даже хилая растительность исчезала, словно наглядная демонстрация того, как осень переходит в зиму. Единственными деревьями, что росли внутри этой границы, были огромные, сухие, безжизненные стволы совсем без листьев, грозившие в любой момент рухнуть на землю от слишком сильного ветра. Малдер двинулся по краю этой границы, которая образовывала круг с хижиной в центре. Позади него вдруг раздался хруст ломающейся ветки. Он быстро развернулся, но ничего странного не увидел, однако, у него появилось чувство, будто за ними со Скалли кто-то наблюдает. В этот момент Скалли позвала его из домика, и он поспешил к ней.

 Кроме стен, внутри не сохранилось почти ничего от интерьера с тех пор, как дом был обитаем. Малдер нашёл Скалли в том, что раньше, должно быть, служило санузлом: рядом с покрытой пылью ванной на хлипких ножках валялся расколотый унитаз. Скалли рассматривала что-то внутри ванной.

 — Малдер, взгляни-ка на это.

Он прошагал к ней по вздыбленному скрипящему полу. Внутренние стенки ванной покрывал чёрный налёт, а на дне белым отчетливо виднелся силуэт от человеческого тела, лежащего в позе эмбриона.

 — Это похоже на последствия радиационного взрыва, — сказала Скалли. — Но насколько я знаю, на Пенсильванию никогда не сбрасывали атомную бомбу.

Малдер провёл пальцами по краю ванной: поверхность оказалась гладкой и холодной.

 — Была авария на АЭС Три-Майл-Айленд.

 — В часе к югу отсюда. И то была утечка, а не взрыв. И… — она поспешила добавить, чтобы не дать ему шанса возразить, — это было четырнадцать лет назад. А не сорок. — Она протянула ему сложенную газету, датированную 1951-м годом. — Нашла это там. — Она указала на почтовый ящик, лежащий рядом с унитазом.

Взгляд Малдера устремился сквозь выломанное окно в лес. Он никак не мог избавиться от своей паранойи.

 — Воздействие радиации объяснило бы редкую местную растительность по сравнению с остальным лесом. Я, кстати, прошёл по периметру хижины. В радиусе ярдов двадцати от неё вообще ничего не растёт. Она стала эпицентром чего-то.

 — Если территория заражена радиацией, то нам не следует оставаться здесь без спецзащиты.

Малдер всё ещё помнил в ярких подробностях, как биолюминесцентные насекомые неизвестного до сих пор происхождения атаковали их тела, и решил не спорить со Скалли.

 — А знаешь, чего мы не нашли, Малдер? — задала вопрос Скалли на пути назад к лагерю. — Никаких следов славянских демонов. Земля сырая от дождей, но ни отпечатков ног, ни полуразложившихся трупов добычи. Ничего.

 — Скалли, ты как никто другой должна знать, что если чего-то не видно, то это не значит, что этого нет.


Когда они вернулись на территорию основного лагеря, солнце уже почти село. Джо Робертс нервно вышагивал кругами по крыльцу столовой и как только заметил агентов, спрыгнул со ступеней и поспешил к ним.

 — Ну что, удалось что-нибудь найти? — Его тревожный взгляд метнулся в лес, словно Джо боялся, что из-за их спины сейчас вылезет нечто чудовищное.

 — Нам придётся продолжить расследование завтра, — ответила Скалли. — Джо, вы в порядке?

 — А? Да, в полном, — усмехнулся он, а затем снял шляпу, чтобы вытереть пот со лба.

 — В машине, что приезжала ранее, был ваш босс? — уточнил Малдер.

 — Что? А, нет. Просто обеспокоенный родитель. Нужно делать всё, чтобы они оставались довольны, знаете ли. Лагерь «Грейт Хайтс» — ничто без своих ребятишек. Вообще ничто.

 — Джо, — начала Скалли, — мы с агентом Малдером посоветовались и решили, что было бы неплохо остаться у вас в лагере на ночь.

 — Правда? Отлично! Я могу…

 — Вообще-то, — перебил его Малдер, — я думал, мы сошлись на том, что будет лучше вернуться сюда ранним утром, учитывая, что нам нужно сделать несколько звонков.

 — Можете воспользоваться моим офисом, — предложил Джо. — Телефон работает отлично.

 — Видите, агент Малдер? Телефон работает отлично, — улыбнулась Скалли.

 — Я подготовлю для вас комнаты. Займёт всего пару минут. — Джо направился к офису, а Скалли пошла к машине достать свою сумку. Малдер шагал рядом с ней, и тон его голоса был взволнованный.

 — Скалли, у этого существа достаточно сил, чтобы затащить взрослого мужчину на дерево на высоту двадцати футов.

Она открыла багажник.

 — Да, а ещё согласно твоему отчёту, это «существо» действовало только ночью. — Она вручила Малдеру его дорожную сумку, а затем вытащила свою и захлопнула багажник. — Так что, если мы хотим его найти, то должны переночевать в лагере.

 — Но…

Она положила ладонь ему на плечо.

 — Это не Вашингтон.

Джо вновь показался из дверей офиса, и Малдер, наконец, кивнул Скалли, согласившись с ней, а затем проследовал за Джо к своей комнате.


Переодевшаяся в пижаму Скалли сидела на покрытом ламинатом полу своего домика, спиной прислонившись к кровати. На её коленях покоился ноутбук, в котором она печатала предварительный отчёт по текущему делу, пытаясь не обращать внимания на нарастающую пульсирующую мигрень.

В апреле 1979 г. фондом «Апокра» было приобретено 30 акров земли, на данный момент известной, как лагерь «Грэйт Хайтс». Лагерь впервые открылся пять лет спустя, в июне 1984 г. Согласно архиву округа Люцерн, первоначально земля принадлежала семье Рейбахов, которые поселились здесь в середине XVIII века. Рейбахи продали землю в 1949 г., но причина продажи, как и покупатель, неизвестны. Предварительное расследование показало, что записи о владельце участка между мартом 1949 г. и апрелем 1979 г., когда земля считалась частным заповедником, отсутствуют. Являются ли владелец или владельцы виновниками некого радиоактивного происшествия, случившегося здесь в ранних 1950-х годах, или же они пострадавшие? Независимо от ответа, радиационное заражение и в настоящий момент продолжает оказывать негативный эффект на местную флору и фауну…

Раздался стук в дверь, соединявшую две смежных комнаты. На пороге показался Малдер в джинсах и свитере и с фонариком, которым подсвечивал снизу лицо, придавая ему зловещее желтоватое сияние.

 — Хочешь послушать страшилки и пожарить на костре зефир?

Скалли улыбнулась.

 — Полагаю, ты уже составил полный психологический профиль Человека-с-лопатой?

Малдер усмехнулся и выключил фонарик.

 — Ветеран войны, страдающий от посттравматического стрессового расстройства, вкупе с нарциссизмом и Эдиповым комплексом. А ещё я позвонил в местный охотничий департамент.

 — И что они сказали?

 — Что «ничто не указывает на присутствие в лесу какого-либо животного, не характерного для данной местности», — процитировал он, садясь со скрещенными ногами напротив Скалли. — Однако, они также обеспокоены, что их коллегу, который работает на данном участке и которого направили сюда провести проверки, давно никто не видел. Две недели назад лесник Рик Хофстедер, который одной ногой уже вышел на пенсию, прибыл сюда, чтобы изучить ситуацию. Они получили от него отчёт, в котором говорилось, что он не обнаружил ничего необычного, а также заявление на отпуск. И когда кто-то пришёл его проведать к нему домой, всё, что они нашли, была записка на входной двери: «Уехал на рыбалку».

  — Его внесли в список пропавших без вести?

 — Филадельфийский отдел Бюро поначалу взялся за дело, но там посчитали, что нет никаких доказательств считать, что лесник Рик действительно не рыбачит где-нибудь в глуши. Дело ещё открыто, но им особенно никто не занимается. А что ты нашла на наших друзей из фонда «Апокра»?

Скалли протянула Малдеру распечатанный документ.

 — Это самообеспеченная благотворительная организация, которая, согласно налоговой выписке, никогда не получала никаких грантов, пожертвований или финансирования любым другим способом.

 — Может, она состоит из пожилых богачей, которые хотят использовать свои деньги на благо общества.

 — Если бы это было так, то сомневаюсь, что мы с тобой сегодня находились бы здесь.

Малдер присел рядом с ней, переключив своё внимание на отчёт.

 — Скалли, а ты видела, где находится юридический адрес этой организации? В Миддлтоне, штат Пенсильвания. Где, кстати говоря, и случился самый серьёзный инцидент в ядерной истории США. Авария на АЭС Три-Майл-Айленд, двадцать восьмого марта 1979-го года.

 — Совпадение. Нет ничего, что связывало бы утечку на атомной станции с тем, что произошло здесь в пятидесятые.

 — Может, эти события и не связаны. — Малдер в раздумьях прикусил большой палец. — А что, если после Три-Майл-Айленда эта земля, уже заражённая радиацией, зачем-то понадобилась? И поэтому её выкупили.

 — Здесь был заповедник.

 — Правильно, чтобы прикрыть несчастный случай. Такое уже бывало. В 1957-м, почти за три десятка лет до Чернобыля, ядерная авария шестого уровня имела место в Кыштыме, СССР. После неё остался так называемый Восточно-Уральский радиоактивный след. В то время детали катастрофы, в том числе её крайне серьёзный характер, скрывались от общественности. Чтобы не допускать в зону ВУРСа людей, в частности, западных журналистов, советское правительство учредило на заражённой территории Восточно-Уральский государственный заповедник, на территорию которого нельзя было попасть без специального разрешения. Могу поспорить, именно это произошло и здесь. Три-Майл-Айленд что-то создал, и этому чему-то нужна была радиация, чтобы выжить, или наоборот — от него самого исходит ещё больше радиации. Именно поэтому они покупают эту уже заражённую землю и привозят это «что-то» сюда.

 — И строят детский летний лагерь? Малдер, это бессмысленно. Зачем рисковать жизнями детей? — Головная боль Скалли усилилась. — Если это животное, то оно непредсказуемо. Оно неразборчиво в выборе жертв, а за всё время никто не сообщал о погибшем или покалеченном ребёнке. Может, Джо прав. Может, это кто-то из местных. Например, секта сатанистов, которая приносит иностранных работников — почти подростков, которые впервые оказались вдали от дома — в жертву во время специального обряда.

— А как ты объяснишь найденный зуб в ране Лема?

 — Может, результат теста неверен? К примеру, перепутали в лаборатории, или…

Ужасающий крик прервал их спор. Скалли схватила с кровати пистолет и метнулась вслед за Малдером, который уже выскочил наружу. Крик раздался снова. Жёлтые фонари около центрального здания лагеря тускло освещали мечущиеся тени у сарая с мусорными баками. Малдер и Скалли осторожно к ним приблизились, держа пистолеты наготове, когда из-за стоящих неподалёку деревьев послышался жалобный стон. Огромная чёрная фигура склонилась над умирающим животным. Она поедала его.

Скалли выстрелила, но промахнулась в темноте, и существо убежало. Она собиралась было последовать за ним, но Малдер ухватил её за рукав.

 — Ты не можешь!

 — Оно убегает! — Она попыталась вырваться из его хватки.

 — Нет никаких шансов выследить его по темноте.

— Но если оно появляется только по ночам, разве у нас есть выбор?

 — Я не позволю тебе…

 — Позволишь мне что?

Малдер отпустил её руку.

 — Тебя только что снова допустили к оперативной работе.

 — Я осознаю риски, Малдер. И я могу о себе позаботиться.

Кто-то бежал к ним сзади. Они оба наставили на приближающегося пистолеты.

 — Эй, полегче. — Это оказался Джо в фланелевой пижаме и домашних шлёпках, с ружьём наперевес. — Я услышал шум. Боже. — Он заметил лежащую на земле груду и поспешил к ней.

Подойдя ближе, Скалли увидела, что это раненый олень. Джо пристроил его голову себе на колени.

 — Я думал, это было… — сказал он полным слёз голосом. — Оно приближается. Я пытался отпугнуть его, но не могу.

 — Джо, что это такое? — спросил Малдер. — Что ты не мог отпугнуть отсюда?

Когда он поднял на Малдера взгляд, его глаза блестели также, как и оленьи.

 — Я понятия не имею.

Олень испустил последний вздох и замер в руках у Джо.


Втроём они сидели на скамейках в столовой, пока на кухне работала кофеварка. В дрожащих руках Джо сжимал пустую чашку.

 — Впервые я заметил его несколько лет назад, но не придал значения. Несколько раз находили трупы оленей, но каждый раз довольно далеко от лагеря. Мне не приходило в голову волноваться за детей, я всегда хорошо о них заботился. Тем не менее, я занервничал, когда погибла Хун, но в тот год больше ничего такого не произошло. Ни следа вплоть до этой весны, когда оно начало подбираться ближе. Я игнорировал все знаки, делал вид, что это не по-настоящему. Но Пол это видел. Сказал, что встретился с ним лицом к лицу и умолял закрыть лагерь.

 — Пол описал, что именно он увидел? — перебил Малдер.

Джо устало провёл ладонью по лицу.

 — Оно было чёрное и большое. От него разило, как от немытой псины. Могло стоять на задних лапах, почти как человек. И он готов был поклясться, что у него было два рта с острыми зубами в каждом. Боже, мне не следовало здесь оставаться. Но это же мой дом. Дом моей семьи. Я обещал отцу… — Он уставился взглядом в свою кружку.

 — Вы из Рейбахов, — догадался Малдер. — Потомок исконных владельцев этой земли.

Джо кивнул в подтверждение его слов.

 — Мой дедушка поменял фамилию на «Робертс» во время Второй Мировой войны, потому что тогда опасался волны ненависти к немцам. Никого не волновало, что моя семья жила здесь со времён Американской революции.

 — Это ваш дедушка продал землю? — спросила Скалли.

Джо вновь кивнул.

 — Когда ещё мой отец был молод. Они с бабушкой переехали в Уилкс-Барре, но дедушка отказывался ехать с ними. Сказал, что заключил какую-то сделку с покупателями, по которой он мог бы остаться жить в своей хижине в лесу.

 — Вы знаете, с кем он заключил сделку? Или что случилось в этой хижине?

Рукавом Джо промокнул влажные от слёз глаза.

 — Не знаю. Папа был ещё подростком, а бабушка знала лишь то, что ей сказали. Будто произошёл какой-то взрыв — вроде взрыва бытового газа, — и это убило дедушку. Ни папе, ни бабушке не разрешили приехать, чтобы увидеть это своими глазами. Им сказали, что ничего не осталось.

Малдер наклонился к нему через стол.

 — Но с тех пор вы побывали в этой хижине. И знаете, что это неправда.

Джо не ответил.

 — Джо, а это… существо всегда обитало в этих лесах? Может, есть какие-то местные легенды…

 — Нет, — ответил он. — Ничего такого нет. Я никогда не боялся ходить по этим лесам. До этого года. Одно я знаю точно: детям нельзя оставаться здесь. А если здесь не будет детей, то не будет и меня. — Он снова начал плакать.

Ни Малдер, ни Скалли не знали, что сказать. В тишине комнаты заверещала сварившая кофе кофеварка.


Следующим утром холодный воздух и пасмурное небо добавились к уже и так хмурому настроению. В джинсах и походных ботинках Малдер и Скалли препирались на пути к администрации лагеря, продолжая спор, который не утихал с прошлой ночи.

 — Один из нас должен порыться в документах, чтобы накопать что-нибудь на эту «Апокру». — Малдер поправил рюкзак со снаряжением на плече. — А другой должен выследить это существо.

 — И почему это застрять в офисе должна я?

 — Потому что у тебя непревзойденные поисковые навыки.

Джо ожидал их на крыльце, нервно теребя руками бейсбольную кепку. Даже с расстояния было хорошо заметно его круги под глазами. Скалли ухватила Малдера за рукав, чтобы он остановился.

 — Не нужно притворяться, будто ты это говоришь не из-за того, что случилось в Вашингтоне.

— Хорошо, не буду. Просто сделай мне одолжение, Скалли. В прошлом году я уже потерял одного напарника. Не хочу потерять ещё одного.

 — И ты думаешь, я легко позволю тебе сбежать в лес в одиночку ловить это существо?

— За меня не переживай. Я очарую его своим природным обаянием.

Скалли закатила глаза.

 — Послушай, я собираюсь просто выследить его передвижения, чтобы мы могли вернуться вместе и поймать его. Обещаю, что не буду приближаться к нему сам.

Несколько мгновений Скалли просто смотрела на него, а затем вздохнула.

 — Ладно. Хорошо.

Они проследовали за Джо внутрь здания администрации, где он выдал им рации.

 — Я буду прибираться на площадке с другой стороны беседки. Если понадоблюсь — кричите.

Малдер убрал в карман рацию и подмигнул Скалли.

 — Если увижу в лесу Златовласку, то передам от тебя привет.

 — Меня больше три медведя беспокоят.

Он ухмыльнулся и, выйдя из офиса, направился в лес, начав с того места, где прошлой ночью был убит олень. На его пути следы крови постепенно исчезали, сменяясь поломанными ветками деревьев и кустарников, однако вскоре не осталось никакого видимого следа. Если Джо оказался прав, и стрыга подобралась так близко к лагерю, то не было никакого смысла прочёсывать всю территорию. Малдер посмотрел на компас и прикинул дальнейший маршрут, чтобы сделать круг и выйти к хижине.

После примерно получаса вне границ лагеря, он вдруг заметил в лесу наблюдающую за ним фигуру. Казалось, это был подросток лет четырнадцати, с короткими каштановыми волосами и в зелёной футболке.

 — Эй, — позвал Малдер.

Паренёк бросился бежать.

 — Стой! — Малдер рванул за ним. Густые ветки царапали его по лицу, а ноги путались в иссохших прошлогодних папоротниках. Он заметил, как на его пути густая, здоровая растительность сменялась скудной, будто выжженной травой, точь-в-точь как вокруг хижины. Он остановился на секунду перевести дух, и в этот момент заметил какое-то движение справа от него. Ещё двое детей — один с рыжими волосами, а другой — блондин — побежали в противоположном направлении. Малдер следовал за ними, пока не споткнулся о небольшую земляную насыпь. Он встал, отряхнул колени и осмотрелся: рыхлая земля покрывала холмик примерно футов шесть в длину и три в ширину. На поляне было ещё пять таких насыпей. Детей Малдер больше не видел, но сообразил, что сюда его привели намеренно. Он достал из рюкзака складную лопату и принялся копать.


После почти часа перебирания документов в офисе Скалли стало совсем сложно сосредоточиться на буквах перед глазами из-за усилившейся головной боли. Она сидела за письменным столом Джо, который весь был завален раскрытыми картонными папками, и изо всех сил пыталась заставить себя сконцентрироваться на работе. Изучив личные дела сотрудников, Скалли узнала, что новая команда вожатых набиралась каждый год, за исключением пяти иностранных работников, в файлах которых не стояла дата увольнения. Каждый год персонал лагеря жаловался на головные боли, тошноту, рвоту, общее недомогание, слабость, головокружения и кожные сыпи — один в один симптомы радиационного отравления. Последующие осмотры подтверждали, что симптомы исчезали сразу, как только сотрудники возвращались домой. Скалли выписала несколько номеров с адресами, чтобы после взять у них показания и подтвердить эту теорию, а затем вернула папки в соответствующий ящик шкафа для хранения документов. Она с силой захлопнула дверцу, из-за чего рамка с фотографией прошлогодних ребят упала со стены и разбилась.

 — Чёрт, — вздохнула она и нагнулась, чтобы её поднять, как вдруг заметила, что за этой фотографией лежала другая, позапрошлогодняя, и ещё несколько других, по одной с каждого года, начиная с 1984-го. На всех фотографиях были запечатлены одни и те же дети, похоже, ровесники. За последней из них лежала дискета, которую заинтересованная Скалли вставила в офисный компьютер. На дискете находился один-единственный файл под названием «Фаза 2». Когда она открыла его, на экране появился орёл — символ лагеря, — под которым находился список из имён и дат:

S0026 Адамсон Аарон Дата рождения: 12-28-79

 S0027 Адамсон Эшли Дата рождения: 12-28-79

 S0028 Брэдсон Бет Дата рождения: 12-28-79

 S0029 Брэдсон Брайан Дата рождения: 12-28-79

Она пролистала вниз списка из пятидесяти двух имён с одинаковой датой рождения, а затем взяла фотографию и посчитала детей. Всё верно, пятьдесят два. Она схватила свою рацию, чтобы связаться с Малдером.

 — Малдер, ты был прав. Это точно связано с Три-Майл-Айлендом. Но это не существо, а дети. Каждое лето лагерь принимает одну и ту же группу детей последние десять лет. У них у всех одинаковая дата рождения: двадцать восьмое декабря 1979-го года. Ровно девять месяцев с момента аварии на Три-Майл-Айленд. — Она отпустила кнопку и подождала. Ничего. — Малдер, ты меня слышишь?

В тишине, как только шок от её открытия прошёл, Скалли, наконец заметила что-то, на что не обращала внимания раньше. Рация казалась слишком лёгкой. Она открыла заднюю крышку и замерла. Не хватало батареек.


Выбравшись из ямы, Малдер вытер со лба пот и вытащил из рюкзака рацию. Не сводя взгляд с трупа в форме на дне могилы, она вызвал Скалли.

 — Эй, Скалли. Я нашёл лесника Рика, и он точно не рыбачит. — Он подождал, но ничего не произошло. Скалли?

Открыв заднюю крышку рации, Малдер выругался. И едва он ухватил с земли свой рюкзак, как услышал позади себя рёв стрыги.


Скалли достала дискету и спрятала её в задний карман джинсов, а затем достала из кобуры пистолет. Стараясь укрываться за деревьями, она осторожно перебиралась к тому участку, где должен был работать Джо. Все тенты были убрали, а здание на площадке закрыто на проржавевший висячий замок. Она повернула к домику Джо.

Дверь в его комнату оказалась незаперта. Не спеша Скалли поднималась по лестнице, держа наготове пистолет, но в спальне оказалось пусто. Незаправленная раскладная кровать со спальным мешком на ней стояла у дальней стены напротив груды одежды, сваленной в кучу рядом с открытым чемоданом. У окна, выходящего на столовую, стоял самодельный письменный стол, состоящий из сломанной двери, взгромождённой на черные пластиковые ящики, в которых обычно доставляли молоко. Разбросанные в беспорядке бумаги покрывали весь стол, но заинтересовали Скалли прежде всего не они, а пузырьки таблеток: ципрофлоксацин, левофлоксацин, цефепим, гентамицин — все те антибактериальные препараты, которые используются для лечения лучевой болезни. Рядом с таблетками лежал смятый факс, датированный вчерашним числом:

Прервать Фазу 2.

Шум, донёсшийся снаружи, привлёк внимание Скалли. Она выглянула на улицу и заметила, что стальная дверца, ведущая в амбар с мусорными баками, открыта.


Малдер бежал. Оглядываться он не рисковал, опасаясь, что упадёт, однако, всё равно зацепился ногой за упавшую ветку дерева. Стрыга приближалась, Малдер почувствовал её зловонное дыхание, когда вдруг из леса раздался громкий стук, будто бьют деревянными палками друг о друга. Стрыга помчалась в сторону звука. Малдер лишь успел мельком увидеть нечто громадное и чёрное, прежде чем существо скрылось за деревьями.

Маленькая рука тронула его запястье.

 — Скорее, — прошептал кто-то. Подняв голову, Малдер увидел четырнадцатилетнего мальчика, который стоял над ним. Запястье обожгло, и Малдер зашипел от боли. Паренёк отдёрнул свою руку; на месте, где его пальцы касались запястья, остался красный след.

 — Простите, — пробормотал мальчик. — Сюда. — Он побежал в сторону и Малдер последовал за ним.


Когда Скалли подошла ближе к амбару для мусорных баков, она отметила, что не чувствует вони. И войдя в дверь, поняла почему: вместо контейнеров с отходами внутри были каменные ступеньки, ведущие под землю. Невидимая ею лампа освещала начало бетонного туннеля с голыми стенами. Скалли ступила на первую ступеньку, когда вдруг кто-то толкнул её. Она полетела вниз, едва успев укрыть от удара голову. Дверь наверху захлопнулась. Проверив задний карман, Скалли обнаружила, что дискета пропала. Ещё не придя в себя от неожиданности и острой боли в боку, она вскарабкалась вверх по ступеням.

 — Джо, откройте дверь.

 — Я не могу. — Тяжёлая стальная дверь приглушала его слова. — Извините, агент Скалли. Но я не могу позволить вам приблизиться к детям.

 — Джо, скажите, что происходит. Я смогу вам помочь, только если вы расскажете правду. Джо? — Она замолкла, но ответа не последовало. Скалли попыталась толкнуть дверь, но та не поддавалась. Идти ей больше было некуда: Скалли вновь спустилась в тоннель.


Малдер пытался отдышаться, стоя на тропинке перед старой хижиной и глядя на мальчика. Тот старался держаться на расстоянии.

 — Я сделал вам больно? — спросил он.

Малдер глянул на свою руку.

 — Не страшно. Что ты делаешь здесь один?

 — Я здесь живу.

 — В лесу?

 — Мистер Джо говорит, что в этом году нам пришлось выйти раньше. И что теперь придётся отсюда уехать.

Малдер хотел было задать ещё вопросы, но его прервал рёв стрыги. Он достал пистолет.

 — Держись позади меня. Я защищу тебя.

 — Нам оно ничего не сделает. Оно нас не любит. — И затем он пропал. Малдер оглянулся по сторонам, пытаясь увидеть мальчишку, но его не было. Зато он столкнулся лицом к лицу со стрыгой, когда она вышла из зарослей на тропу.


Продвигаясь вглубь тоннеля, Скалли не опускала пистолет. Рукой она дотронулась до стены — холодный, монолитный бетон. Ни единого звука не проникало через эти стены. На её пути возникла ещё одна дверь, рядом с которой висел радиационный защитный костюм. Дверь оказалась не заперта и вела в просторную комнату, заставленную раскладными кроватями точь-в-точь как в спальне Джо. В противоположном конце комнаты располагалась столовая со столами и скамейками. Угрюмые серые стены украшали плакаты с изображением деревьев и цветов. Из столовой вело сразу несколько дверей, но Скалли выбрала ту, за которой оказалась лестница наверх. Она тоже привела к стальной двери, но та распахнулась, когда Скалли толкнула её плечом.

Она выбралась на поверхность из подвала рядом с беседкой и побежала через спортивную площадку к офису. Через окно она заметила шляпу Джо и бесшумно вошла. Джо настолько был занят сбором бумаг, что даже не заметил, что Скалли стоит у двери.

 — Не двигаться! — велела она.

Джо уронил на пол бумаги и поднял руки.

 — Держите свои руки так, чтобы я их видела, и медленно повернитесь.

Он сделал так, как она сказала.

 — Агент Скалли, мне нужно перевезти детей.

 — Я арестовываю вас за убийство Пола Лема.

 — Я его не убивал! Существо из леса сделало это.

Скалли осторожно приблизилась.

 — У вас есть право хранить молчание…

Она застегнула наручники на одном запястье, как Джо вырвался и резко ударил её другой рукой. Скалли ушиблась о стол, но когда директор бросился бежать, успела кинуться ему в ноги, повалив на пол. Несмотря на его внушительный, по сравнению со Скалли, размер, Джо, очевидно, был сильно болен. Он зашёлся кашлем, пока Скалли застегивала на нём наручники.

Она смогла дотащить больше не сопротивляющегося директора к арендованной машине и усадила его на заднее сиденье.

 — Где дети, Джо?

Он снова кашлянул.

 — Я выпустил их. Им можно выходить на поверхность только на два месяца в году. В этот раз я выпустил их пораньше, потому что нам придётся переезжать. В «Апокре» говорят, что проект провалился. Слишком много побочных эффектов. Это существо привлекает слишком много внимания. Но чтобы я обидел детей, которых растил? Никогда.

 — Что обитает в лесу?

Джо устало уронил голову на подголовник.

 — То, что Пол и говорил. Чем бы это ни было.

Из леса донеслось несколько выстрелов.

 — Малдер!

Скалли заперла Джо в машине и побежала. Выстрелы слышались со стороны Берёзовой тропы. Как только показалась хижина, она увидела стоящего на её хлипкой крыше Малдера, который кричал и размахивал руками, пытаясь отпугнуть существо, стоящее внизу. Его пистолет валялся на земле. Существо зарычало и начало ловко взбираться по стене хижины. Скалли прицелилась и выстрелила ему точно в голову, отчего оно рухнуло вниз одновременно с Малдером, который провалился сквозь крышу в хижину. Не теряя времени, Скалли выстрелила ещё раз, на всякий случай, а затем побежала внутрь. Малдер лежал на полу, ухватившись за своё плечо.

 — Малдер, ты в порядке? — Она помогла ему сесть.

 — В основном пострадало моё самолюбие, так что, думаю, переживу.

 — Самолюбие и плечо. Кажется, ты его вывихнул.

 — Стрыга. Ты её убила? Где она?

С помощью Скалли они вышли из хижины.

 — Твоя стрыга, Малдер, всего лишь обычный североамериканский чёрный медведь.

 — Не такой уж и обычный, — возразил Малдер, присев на корточки рядом с ним.

Шерсть на теле животного отсутствовала клоками. Вместо неё шкуру покрывали огромные воспалённые волдыри, а оставшийся мех был запачкан пятнами засохшей крови. На его лапах было по шесть пальцев, а сбоку морды торчала ещё одна пасть.

 — Должно быть, длительное воздействие радиации изменило его ДНК ещё в утробе матери, — сказала Скалли. — Но поблизости должен быть значительный источник радиации, чтобы настолько усилить её эффект.

 — Забавно, что ты это упомянула. — Малдер показал ей своё запястье.

По пути обратно в лагерь они рассказали друг другу о том, что узнали за сегодняшний день. И хотя дело о «стрыге» Пола Лема было раскрыто, на приемлемой теории, объясняющей загадку детей лагеря «Грэйт Хайтс», они не сошлись.

Скалли вздохнула.

 — Возможно, беременные женщины подверглись радиационному заражению из-за утечки на Три-Майл-Айленд, что повлекло за собой патологии плода.

 — А как ты объяснишь, что они все родились в один и тот же день? И сейчас аккумулируют и переносят радиацию в своём теле?

 — Они не пришельцы, Малдер.

 — Я не говорю, что это единственное возможное объяснение, но тут явно что-то более странное, чем обычная лучевая болезнь.

 — Может, Джо расскажет нам что-нибудь интересное об их состоянии.

Малдер замер на месте, остановив взгляд на парковке.

 — Не думаю, что Джо в состоянии нам что-нибудь рассказать.

Заднее пассажирское стекло машины было разбито, а тело Джо обмякло на сидении. Пуля прошла сквозь его голову, аккурат через круг в букве «Р» в слове «Phillies» на его кепке, и застряла в подголовнике. Скалли поспешила в офис, но было уже слишком поздно: все документы исчезли, как и фото детей.


В ожидании представителей местной полиции Малдер сидел на крыльце здания администрации, пока Скалли подвязывала его повреждённое плечо.

 — Ну что ж, подозреваю, что наши головные боли и слабость — последствия воздействия повышенного уровня радиации? — уточнил Малдер.

 — Ты не говорил, что у тебя болит голова, и что ты неважно себя чувствуешь.

 — Не хотел, чтобы ты думала, будто я не готов к оперативной работе.

 — Видишь, что происходит, когда ты делаешь неправильные выводы? — Она закончила с повязкой и уселась рядом.

Малдер прислонился спиной к стене. Он перевёл взгляд на росшие вдоль дороги деревья, за которыми замелькали приближающиеся машины.

 — Знаешь, Скалли? Кажется, с меня пока хватит всех этих вылазок на природу.

 — Согласна. А ещё расследование какого-нибудь незамысловатого преступления в большом городе — то, что нужно сейчас.

 — Или похищения пришельцами оттуда.

 — Я думала, пришельцы избегают крупных городов.

 — Раз уж ты об этом сама заговорила, то было у меня одно дело, когда…

 — Забудь, что я вообще это упоминала.

Но он не забыл, а продолжал трещать до тех пор, пока полицейская машина не остановилась на поляне посреди пустынного лагеря.


Копирование текста и размещение рассказа без указания ссылок на автора и Русский Портал X-Files запрещено.

www.thex-files.ru

vk.com/thexfilesru

Leave a reply

You must be logged in to post a comment.

Вход для агентов

Логин

События 2019

  • 3 июня - Коллекционное издание фильмов X-Files на Blu-Ray в России
  • 7 августа - День рождения Дэвида Духовны
  • 9 августа - День рождения Джиллиан Андерсон
  • 26 августа - День рождения композитора Марка Сноу
  • 10 сентября - 26 лет со дня премьеры сериала
  • 3 октября - 21 год со дня премьер сериала на канале ОРТ
  • 13 октября - День рождения Криса Картера
  • 18-20 октября - Комикон Walkerstalker с Аннабет Гиш, Митчем Пиледжи, Ником Ли и Уильямом Дэвисом
  • 5 ноября - День рождения Роберта Патрика

Видео недели

Анонс 11х10...

Новое в Twitter

Последние комментарии

Случайная цитата

Наука доказала, что жизнь вышла из моря. Кажется, это хорошее место, куда можно вернуться.

Дана Скалли